экзамены

подготовка


    40. Внутрипартийная борьба и массовые репресии в 1930гг

    Поделиться

    Admin
    Admin

    Сообщения : 74
    Дата регистрации : 2011-01-27

    40. Внутрипартийная борьба и массовые репресии в 1930гг

    Сообщение  Admin в Ср Фев 02, 2011 4:01 am

    2.5. Политическое развитие и внутрипартийная борьба
    в 30-е годы


    Противоречивость политического развития СССР в 20-е годы достигла особой остроты в 30-е. С одной стороны, шел процесс расширения и законодательного закрепления демократических преобразований, с другой - усилилась репрессивная роль государства. Показателем первого процесса стали принятие Конституции СССР 1936 г. и выборы в Советы в 1937-1939 гг.
    Вопрос о новой Конституции СССР впервые был поднят в начале 1935 г. ЦК ВКП(б) высказался за внесение уточнений в Конституцию СССР 1924 г. Комиссию для пересмотра действующей Конституции возглавил Сталин. К осени 1935 г. комиссия пришла к выводу, что ограничиться одними поправками невозможно - нужно разработать новую Конституцию. Проект новой Конституции был готов к маю 1936 г. и опубликован для всенародного обсуждения. Первое в советской истории всенародное обсуждение проекта Основного Закона страны длилось пять с половиной месяцев. Многочисленные замечания, поступившие в комиссию от граждан СССР, впоследствии не были учтены, но обсуждение сыграло важную агитационно-пропагандистскую роль. В ноябре 1936 г. съезды Советов союзных республик одобрили проект Конституции. VIII Чрезвычайный съезд Советов СССР обсудил и доработал проект, а на последнем заседании 5 декабря утвердил окончательный текст Конституции СССР, названной "сталинской".
    В Конституции СССР 1936 г. была провозглашена победа социализма в СССР, вводилось новое наименование Советов - Советы депутатов трудящихся, за ними закреплялась роль политической основы общества. Одновременно Конституция закрепила и руководящую роль компартии в жизни государства и общества, обозначив ее как "передовой отряд" и "руководящее ядро". Экономической основой СССР провозглашалась социалистическая собственность, существовавшая в двух формах: государственной и кооперативно-колхозной.
    Закреплялся новый состав субъектов союзного государства: общее число союзных республик было увеличено с 7 до 11 (Казахская и Киргизская автономные республики преобразовывались в союзные). Одновременно ЗСФСР упразднялась, и Азербайджанская, Армянская, Грузинская республики непосредственно входили в состав СССР. Высшим органом государственной власти СССР провозглашался Верховный Совет СССР, состоявший из двух равноправных палат: Совета Союза и Совета Национальностей. Отныне только Верховный Совет мог осуществлять законодательную власть в СССР (прежде принимать законы могли съезд Советов, ЦИК СССР, Президиум ЦИК СССР, СНК СССР). Он же формировал и правительство СССР - Совет Народных Комиссаров. По Конституции гражданам предоставлялся широкий круг прав: на труд, на отдых, на материальное обеспечение в старости, а также в случае болезни или потери трудоспособности, право на образование. Провозглашались свобода совести, печати, собраний, митингов, демонстраций; неприкосновенность личности, жилища граждан и т.д. Конституция утвердила всеобщую воинскую обязанность. Служба в Красной Армии провозглашалась почетным долгом всех граждан СССР. Вводилась новая избирательная система: все органы государственной власти должны были формироваться на основе всеобщих, равных, прямых выборов при тайном голосовании. Депутаты были обязаны отчитываться перед избирателями, а избиратели формально имели право отзывать депутатов, не оправдавших их доверия. При этом выборы в СССР проводились на безальтернативной основе (на каждое депутатское место выдвигался только один кандидат).
    Принятие новой Конституции СССР положило начало целой череде государственных преобразований и избирательных кампаний, которые продолжались три года. В конце 30-х годов было создано более 20 новых союзных наркоматов. Москва сосредоточила в своих руках руководство почти всеми отраслями экономики. Экономические права и финансовые возможности союзных республик были резко ограничены в пользу союзного центра. В марте 1939 г. в Москве состоялся XVIII съезд ВКП(б), на котором Сталин выдвинул положение о возможности построения коммунизма в одной стране, СССР, в условиях "капита¬листического окружения". На съезде Сталин резко осудил "вредные и ошибочные", по его мнению, взгляды об отмирании государства при социализме, о свертывании и ослаблении государственных органов.
    Глубокие социально-экономические преобразования, начатые с конца 20-х годов и повлекшие трагические для широких слоев населения последствия, вызвали сопротивление в партии "гене¬ральному курсу" ЦК ВКП(б). В 20-е годы оппозиция выступала и отстаивала свои взгляды открыто. С конца 20-х годов, в условиях преследования инакомыслия, выступления и организации оппозиции стали тайными. Главным идеологом и организатором антисталинской оппозиции высшее руководство СССР считало высланного за границу и лишенного советского гражданства Троцкого. Борьба с инакомыслием в партии в
    30-е годы велась под знаменем борьбы с троцкистами. В 1930-1932 гг. центральной фигурой сопротивления стал М.Ю.Рютин (бывший секретарь Краснопресненского райкома партии Москвы). Члены созданного Рютиным Союза марксистов-ленинцев обвинили руководство ВКП(б) и лично Сталина в предательстве мировой революции, в проведении форсированной, ударившей по рабочим и служащим индустриализации и насильственной коллективизации, в "чудовищном обнищании масс". Они призвали к свержению Сталина и "его клики". В сентябре 1932 г. практически все члены этой организации (30 человек) были арестованы, исключены из партии, приговорены к различным срокам заключения, а впоследствии расстреляны.
    Новый этап внутрипартийной борьбы развернулся на XVII съезде ВКП(б). В официальных выступлениях всех делегатов съезда утверждалась мысль о победе генерального курса ЦК на коренную перестройку страны, о выдающемся вкладе Сталина в эту победу. Сталин был признан гением и единственным вождем партии и народа. Однако во время тайных выборов нового состава ЦК против Сталина проголосовала значительная часть делегатов. Более того, некоторые из них предложили С.М.Кирову баллотироваться на пост секретаря ЦК ВКП(б), пост генерального секретаря ликвидировать, а Сталина переместить на пост председателя СНК СССР. Это стало известно Сталину. Его последующие действия свидетельствовали о том, что он решил любой ценой искоренить тайную партийную оппозицию, которая в ином случае могла собрать большинство голосов делегатов и отстранить его от власти. Поводом к расправе над оппозицией стало убийство 1 декабря 1934 г. СМ. Кирова. Еще в соответствии с постановлением ЦИК и Совнаркома СССР от 5 ноября 1934 г. был создан внесудебный репрессивный орган - Особое совещание при наркомате внутренних дел СССР, отправляющее "правосудие" по упрощенной процедуре. В принятом 1 декабря 1934 г. (в день убийства С.М. Кирова) постановлении ЦИК СССР устанавливается особый порядок ведения дел о террористических организациях и террористических актах против работников советской власти, который предусматривал следствие по этим делам заканчивать в срок не более десяти дней; обвинительное заключение вручать обвиняемому за одни сутки до рассмотрения дела в суде; дела слушать без участия сторон; кассационного обжалования приговоров, как и подачи ходатайств и помилования, не допускать; приговор к высшей мере наказания приводить в исполнение немедленно по вынесению. Массовый террор и сфабрикованные открытые судебные московские процессы 1936-1938 гг. стали вершиной расправы над старой большевистской гвардией (в 1936 г. процесс "об антисоветском объединенном троцкистско-зиновьевском центре", в 1937 г. - "о параллельном антисоветском троцкистском центре"; в 1938 г. - "об антисоветском правотроцкистском блоке"). В результате этих фальсифицированных дел виднейшие представители большевистской партии - Н.И. Бухарин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, Ю.Л. Пятаков, К.В. Радек, А.И. Рыков, Г.Я. Сокольников и другие были осуждены за "контрреволюционные преступления".
    На февральско-мартовском (1937 г.) пленуме ЦК ВКП(б) Сталин заявил, что до 30-х годов "враги народа" находились вне ком¬мунистической партии, а в 30-е годы они проникли во все организации партии. Врагом стал не буржуазный специалист, а коммунист, "человек с партийным билетом в кармане", заподозренный в троцкизме. Сталин повторил свой вывод 1928 г. об обострении классовой борьбы по мере роста "наших успехов". Он призвал покончить с "политической близорукостью" и разгромить троцкистскую "оголтелую банду вредителей, диверсантов, шпионов и убийц", засевшую в партии. Выступление Сталина явилось обоснованием массовых репрессий против коммунистов, трагическим символом которых стал 1937 год ("ежовщина"). Точных и официальных данных о числе репрессированных коммунистов нет. По данным историков, их численность превысила 1,3 млн. человек (из 3 млн. членов партии и кандидатов в 1934 г.). "Врагами народа" были объявлены 70% членов и кандидатов в члены,ЦК, избранных XVII съездом ВКП(б), и 55% делегатов XVII партсъезда. В 1937-1938 гг. репрессиям подверглись все слои населения, государственные и общественные структуры, армия, флот, НКВД. В июне 1957 года на Пленуме ЦК КПСС Н.С. Хрущев привел данные, согласно которым за 1937-1938 гг. было арестовано свыше 1,5 млн. человек, из них 680 692 расстреляно. Колоссальным репрессиям подверглась Красная Армия - до 45% командного и политического состава армии и флота погибло. Из армии было "вычищено" свыше 40 тыс. человек, расстреляны практически все видные военачальники, выдвинувшиеся в годы гражданской войны.
    Существует несколько точек зрения на причины репрессий. Высказываются мнения, что репрессии имели экономическую подоплеку: руководство страны не справлялось с решением сложнейших народно¬хозяйственных задач и выход видело в широком применении дешевого труда заключенных. Всплеск репрессий 1937-1938 гг. связывают также со сложившейся за годы советской власти нетерпимостью правящего режима к инакомыслию, с культивацией насилия и принуждения (вместо воспитания и убеждения), с практикой перекладывания собственных ошибок и неудач на плечи "врагов" и вредителей. Начиная с конца 20-х годов - "времени наступления социализма по всему фронту" -репрессивная политика идет по восходящей линии и затихает, когда партия делает вывод о победе социализма. Но совсем репрессии не прекращались. Новая волна террора была связана с привлечением к ответственности исполнителей прежнего репрессивного курса. Сталинские репрессии выбили из политической жизни старых большевиков, и на их место пришли молодые кадры, мало отличавшиеся от управленцев, причем новые коммунисты были лишены политического опыта и высокой культуры.
    Полное единогласие, жесткое администрирование, военная дисциплина, свойственная ВКП(б), отражались на всей советской политической системе. Высшая власть в стране концентрировалась в Политбюро ЦК ВКП(б), которое определяло не только основные направления внутренней и внешней политики страны, но и выступало главным арбитром при сглаживании ведомственных противоречий, непосредственно организовывало исполнение своих постановлений и старалось контролировать всю пирамиду власти. Во многих директивах находила воплощение установка Политбюро партийным организациям активно заниматься государственными делами. Партийное руководство содействовало врастанию парторганизаций в хозяйственные структуры.
    Таким образом, к середине 30-х годов в СССР завершилось формирование административно-командной системы. Ее важнейшие черты: централизация системы управления экономикой, сращивание политического управления с экономическим, усиление авторитарных начал в руководстве общественно-политической жизнью. Безграничной и бесконтрольной с конца 30-х годов стала власть Сталина. Административно-командная система управления страной приобрела деспотические формы. Многие историки считают возможным говорить о формировании в СССР тоталитарного общества (тоталитаризм -государственная власть, осуществляющая полный - тотальный -контроль над всеми сторонами жизни общества при авторитарном режиме руководства).

    ГЛАВА I. МАССОВЫЕ РЕПРЕССИИ

    1.1. «Социалистическое наступление»

    Форсированный экономический рост в условиях ост¬рой нехватки капиталов, нарастания военной опасности лимитировал возможности материального стимулирова¬ния труда, вел к разрыву экономических и социальных аспектов развития, к стагнации, даже падению жизненно¬го уровня, что не могло не вести к росту психологичес¬кого напряжения в обществе. Ускоренная индустриализа¬ция, сплошная коллективизация резко активизировали миграционные процессы, крутую ломку образа жизни, ценностных ориентации огромных масс людей («великий перелом»). Сконденсировать избыточную социально -психологическую энергию народа, направить ее на решение ключевых проблем развития, компенсировать в какой-то мере слабость материального стимулирования был при¬зван мощный политико-идеологический прессинг. В 30-е годы ломается и без того хрупкая грань между полити¬ческим и гражданским обществом: экономика подчиняет¬ся тотальному государственному контролю, партия сли¬вается с государством, государство идеологизируется.
    «Социалистическое наступление» конца 20 — начала 30-х годов, выразившееся в повышении плановых зада¬ний в промышленности, в сплошной коллективизации,— это попытка разрубить гордиев узел проблем в экономи¬ке и одновременно — снять социальную напряженность, накопившуюся в обществе. В течение всех 20-х годов понимание нэпа как «передышки», «отступления», за ко¬торым последует новое «наступление», было довольно устойчивым в рабочей среде.
    Ситуация накаляется к концу 20-х годов. В связи с ускорением индустриализации при незначительных фон¬дах материального стимулирования предпринимаются попытки интенсификации трудового процесса, рациона¬лизации производства за счет трудящихся. В результате перезаключения зимой 1927—1928 и 1928—1929 гг. колле¬ктивных договоров, тарифной реформы, пересмотра норм выработки усиливается уравниловка, у отдельных категорий рабочих снижается заработок. Как следствие многие партийные организации отмечают «политическую напряженность в массах». Недовольство рабочих, в ос¬новном высококвалифицированных, выражалось в форме коллективных обращений к руководящим органам с целью получения разъяснений сущности кампаний, подачи заявлений в связи с ущемлением прав, массовых уходах с общих собраний. Происходили кратковременные за¬бастовки, правда, не отличавшиеся значительным числом участников. Прямых антисоветских выступлений на пред¬приятиях не наблюдалось. На ряде рабочих собраний принимались резолюции представителей левой оппози¬ции, содержавшие требования повышения заработной платы, отмены новой тарифной сетки, пересмотра норм и расценок. «Партия 10 лет ведет неизвестно куда, партия нас обманывает,— фиксировали «органы» вы¬сказывания рабочих.— Фордовскую систему придумали коммунисты».
    Недовольство рабочих приняло весьма значительные масштабы. Данные о перевыборах фабзавкомов по Мо¬сковской, Иваново - Вознесенской, Ленинградской облас¬тям и Харьковскому округу свидетельствуют о том, что «на ряде крупных предприятий на собраниях присутство¬вало меньше половины работающих, а на некоторых из них... до 15%». «Вследствие слабой посещаемости на многих предприятиях имели место срывы собраний».

    1.2. ГУЛАГ


    В литературе длительное время идеализировался период Ленина-Дзержинского как абсолютно противоположный периоду Сталина. Но именно в их время под влиянием как сложной внутренней и внешней обстановки, так и воззрений лиц, пришедших к власти, сложился ряд обстоятельств,. как-то: классовая непримиримость, во многом подогреваемая искусственно; абсолютизация жёстких, силовых методов борьбы за достижение поставленных целей; готовность к применению массовых акций устрашения; господство одной партии с полным неприятием инакомыслия; полное подчинение органов госбезопасности аппарату правящей партии; специфический подбор, расстановка и воспитание чекистских кадров. При определенном стечении эти обстоятельства могли быть и на деле были использованы правящей верхушкой в собственных низменных и преступных целях.
    Строго говоря, сталинская клика ничего нового в заложенную систему не внесла. Изменились ишь масштабы: если раньше жертвы террора исчислялись тысячами, то с конца 1920-х годов –миллионами. Процессы, начавшиеся в России после Октября, продолжавшиеся после смерти Ленина, достигшие апогея при антинародном сталинском режиме, происходившие в так называемых странах народной демократии после второй мировой войны, - не случайны. Это не отступление от марксизма-ленинизма, не его извращение, как пытались представить партийные теоретики, это суть марксизма-ленинизма. В России и других странах, принявших марксистско-ленинское учение, произошло то, что неминуемо должно было произойти. В первой половине 1930-х страну вновь охватил кризис. Хорошо известная практика первого советского десятилетия служила примером. Нужно было найти врага. Именно «внутренний враг» должен был оправдать культивировавшуюся «жизнь в осаждённой крепости» социализма, ответить за страшные провалы политических и социально-экономических экспериментов.
    В 1930 году создаётся Управление лагерей (УЛАГ) ОГПУ, вскоре переименованное в Главное управление лагерей (ГУЛАГ).

    Семнадцать тысяч заключённых в 1930 году и около двух миллионов в 1940-м, сотни тысяч расстрелянных… «Врагом народа» становится сам народ.
    Вновь прозвучал спасительный для режима выстрел: 1 декабря 1934 года в Смольном был убит С.М. Киров. В тот же день президиум ЦИК СССР принял постановление «О порядке ведения дел по подготовке или совершению террористических актов». Первые 38 жертв, арестованных в Ленинграде уже через день были расстреляны. Одна за другой обнаруживались крупные «контрреволюционные организации», проходили судебные процессы, начались поголовные аресты бывших оппозиционеров, членов мелкобуржуазных партий, военнослужащих белых армий и прочих. «Красный террор» 1918 года обрёл новые формы.
    Состоялся февральско-мартовский пленум ЦК ВКП(б) 1937 года, на котором Сталин повторил высказанный ещё в 1929 году тезис, будто бы по мере продвижения к социализму классовая борьба будет всё более и более обостряться. Массовая бойня, развёрнутая по всей стране, получила новый «теоретический» импульс. Последователи и ученики посчитали уничтожение эксплуататорских классов в качестве одного из главных признаков построения в основном социалистического общества в СССР и закрепили его в Конституции 1936 года.
    В 1937 года волна репрессий, по настоящему массовых, захлестнула все районы страны. Репрессии затронули все слои общества. Раскрывались так называемые «контрреволюционные организации». Репрессии обрушились на людей, полностью разделявших и проводивших в жизнь «генеральную линию», верных сторонников режима. Репрессии захватили лиц весьма далёких от политики, никогда не состоявших не в каких партиях, живших плодами рук своих. По обвинению в создании «террористических групп» и «контрреволюционных групп повстанцев» арестовывались тысячи рабочих, колхозников, служащих, специалистов, священнослужителей.
    Явью стала система, с провиденческим гением описанная Фёдором Достоевским в бессмертных «Бесах»: «У него каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем и все - каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное – равенство… Не надо высших способностей! Высшие способности всегда захватывали власть, были деспотами и развращали более, чем приносили пользы, их изгоняют или казнят. Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалываются глаза, Шекспир побивается камнями…»
    Антинародная политика правящего режима требовала соответствующих исполнителей, многие из которых вскоре разделили участь своих жертв. Сталин боялся оставлять в живых свидетелей и исполнителей своих злодеяний. Волны репрессий обрушивались и на сам НКВД. Жертвами палачей становились и честные сотрудники, не принявшие правил кровавой игры, и сами палачи. Периодические чистки в НКВД, не меняя сути этой организации, делали её только более жестокой. Уничтожение ягоды и его подручных, организованное по ими же ранее применявшимся сценариям, осуществлялось руками Николая Ежова, превратившего год 1937-й в слово нарицательно, в символ трагедии целого народа. В тридцать седьмом за считанные месяцы число арестованных по политическим мотивам возросло в десятки раз, тюрьмы были переполнены. Органам госбезопасности было разрешено применять пытки. Никто не мог чувствовать себя в безопасности, по Советскому Союзу растёкся страх. И не только по Советскому Союзу. Ни одной из компартий Коминтерна, чьи представители были в Москве, не удалось избежать смертельных ударов, при этом особенно пострадали польская, германская, югославская, венгерская кампании. После этого вновь наступило время заметать следы, уничтожать палачей и фальсификаторов.
    13 июня 1939 года на Ежова заведено уголовное дело. В анкетной графе «Профессия и специальность» им было написано – портной, слесарь, а в графе «Образование» – незаконченное низшее образование. От одного его слова зависела жизнь любого человека на 1/6 части суши планеты. Он отверг на суде все обвинения, которые он признал на предварительном следствии, Ежов в то же время заявил, что «есть и такие преступления, за которые меня можно и расстрелять». Что же это были за преступления? «Я почистил 14000 чекистов, - говорил Ежов. –Но, огромная моя вина заключается в том, что я мало их почистил… Я давал задание тому или иному начальнику отдела произвести допрос арестованного и в то же время сам думал: «Ты сегодня допрашивай его, а завтра я арестую тебя». Кругом меня были враги народа, мои враги. Везде я чистил чекистов. Не чистил их только в Москве, Ленинграде и на Северном Кавказе. Я считал их честными, а на деле получилось, что я под своим крылышком укрывал диверсантов, вредителей, шпионов и других мастей врагов народа».
    Кровавый театр абсурда… Ежова расстреляли. Вот такие люди с извращённой психикой вершили судьбами страны, были и судьями, и палачами, и неизбежными жертвами.
    Но ликвидация Ежова и его ближайших помощников в 1930-1940 годах вновь ничего не изменила: взошла звезда Лаврентия Берия, имя которого и после смерти Сталина внушало ужас и простым смертным и сильным мира сего из окружения «вождя народов». В годы жестоких испытаний в период Великой Отечественной войны, когда все усилия народа были напряжены во имя достижения победы, маховик репрессий продолжал безостановочно работать. НКВД беспрекословно осуществил решение правительства о выселении с исторической родины и других мест постоянного проживания на восток – калмыков, карачаевцев, чеченцев, ингушей, балкарцев, крымских татар, турок из Месхетии, немцев Поволжья. Без домашнего скарба, в «телячьих» вагонах людей везли в Сибирь, где многих ждала смерть от голода и холода.

      Текущее время Сб Янв 21, 2017 7:04 am